Слоговое письмо в Иврите

Например, написанное без гласных букв слово МСК в Израиле сразу прочитывается как MAСЪКA или как MИСЪКA (твердым знаком в данном случае нами отмечена так называемая «нулевая» огласовка – нуль означает не отсутствие гласной фонемы, а ее максимальную краткость и неопределенность).

Для того, чтобы записать «просто гласный» звук, например звук А, израильтяне вместо гласной буквы применяют одну из двух согласных букв: א (алеф) или ע (аин). Алефом отмечается тихий кашлеобразный щелчок, образующийся в гортани, а аином отмечается свободный выдох. Таким образом звук А у израильтян трактуется не как гласный звук, а как а-вокализированный консонант: א A (а-огласованный согласный щелчок в гортани) или ע A (а-огласованный свободный выдох, так же согласный). Аналогично как согласные трактуются и звуки О, У, И.

Произносится ли в русском языке этот странный горловой щелчок, который в Израиле считается согласным звуком? Наблюдения показывают, что произносится, очень часто и очень отчетливо. Достаточно шепотом произнести слово АИСТ, или АКУЛА, или УХО, или ЭХО, или ИГОЛКА, или ОЗЕРО, чтобы ясно услышать этот тихий кашлеобразный звук в начале слова, и почувствовать его произнесение артикуляторным аппаратом. Оказывется, без гортанного щелчка или без свободного выдоха произнести отдельно взятые «гласные» невозможно. И гортанный щелчок, и свободный выдох имеют все согласные признаки. Эти два согласных звука в русском языке не играют смыслеразличительной роли при образовании слов, и потому россияне не придают им значения и не имеют для них специальных букв. Точно так же произошло во многих других языках мира. Странное исключение представляет собой немецкий язык. Наличие гортанного щелчка перед отдельными гласными признается всеми немцами, от него зависит смысл и правильное произнесение многих немецких слов. Немцы называют его «твердый приступ» или «хрустящий звук» (Knacklaut). В одном из авторитетнейших немецких справочников, в грамматическом словаре Duden, оба варианта этой фонемы (гортанный щелчок и свободный выдох) отмечены в словах особым графическим знаком - вертикальным штрихом. Однако по той причине, что в некоторых диалектах немецкого языка эта фонема произносится не как отчетливый щелчок, а лишь как неясный свободный выдох, филологи-германисты «сговорились» (ах, опять сговорились!) эту фонему не считать фонемой, и в школьных учебниках не упоминают. Получается, что в немецком языке этот звук произносится и принимает активнейшее участие в смыслоразличении слов, в немецких справочниках имеет отдельное графическое обозначение, но в германской школьной программе и при обучению детей чтению игнорируется. И основанием к такой «дискриминации» является то, что, как говорят немецкие учителя, «дети этот звук не понимают».

Гортанный щелчок

Свободный выдох

Буква в Израиле

א

ע

Буква в международном фонетическом алфавите

ʔ

ʕ

Обозначение в немецком словаре Duden

׀

׀


Итак, по представлениям жителей Ближнего Востока, звуки речи всегда являются неделимым сочетанием двух фонем, консонанты и ее огласовки. Например ʔA, MA, МЪ, МЬ и прочие сочетания.

Примерно так же, как на Ближнем Востоке, рассматриваются звуки и на Дальнем Востоке. Как известно, в Японии мельчайшими звуковыми единицами считаются сочетания согласной и гласной фонем. Вернее, это европейцы разделяют японские звуки на фонемы, самим японцам в этом нет надобности.

При таком письме четырехлетние японские дети уже через месяц обучения самостоятельно читают книжки, а затем без всяких проблем учатся читать сложный английский. Напомним, что по статистике японские дети овладевают чтением английского без малейших проблем, в то время как в США и в Великобритании число людей, не способных овладеть родным английским чтением, превышает 8 процентов.

Исходя из вышесказаного, нами была разработана методика обучения чтению, основанная на принципе неделимости реальных речевых звуков. За основу мы приняли тезис, что реальный речевой звук равен не отдельной букве/фонеме, а сочетанию "консонант + вокал" (вместе, неделимо). Чтобы у детей не возникал соблазн называть неделимые звуки (например, MA) по отдельным буквам (М-А или МэА), а заодно с целью облегчить запоминание новых знаков, как графемы мы применили изображения предметов, хорошо известных четырехлетним детям.

Как выяснилось на практических занятиях, четырехлетние русскоговорящие дети способны за несколько минут понять правила выделения из устного слова необходимой звуковой величины, и играючись легко читать сложенные таким образом пиктографические записи:

После быстрого овладения детьми звуко-пиктографическим чтением, дальнейший переход к буквенному чтению не составил никаких проблем. В настоящей статье мы не ставим перед собой задачу описать новую методику обучения чтению, но мы упоминаем ее, так как ее практические результаты подтверждают верность нашей теоретической позиции.

Легкость, с которой дети читают подобные ребусы, сначала спровоцировала нас назвать разработанный «Ребус-метод» игрой, развивающей концентрацию внимания, чувство ритма и фонематический слух ребенка. То есть сначала мы отнесли «Ребус-метод» к группе развивающих игр и противопоставили его традиционной школьной аналитическо-синтетической методике. Однако многолетний опыт работы с Ребус-методом однозначно показывает нам: Ребус-метод полностью повторяет все этапы и принципы традиционной аналитическо-синтетической методики, и для детей является не игрой, а абсолютно серьезной учебной деятельностью. С той лишь разницей, что вместо абстрактных согласных и гласных букв/фонем нами используются реальные звуки речи, состоящие из неделимых сочетаний "консонант+вокал", которые соответствуют естественному восприятию четырехлетнего ребенка.

Звук А, звук МА, звук М - это разные звуки, и для детей это является само собой разумеющимся как в Японии, так и в Европе. Маленькие дети еще не знают, о каких правилах сговорились взрослые в их стране, и потому руководствуются лишь своим естественным восприятием. Они руководствуются своим восприятием до тех пор, пока взрослые европейцы не начинают разделять устные неделимые сочетания "консонант+вокал" на отдельные письменные буквы (например, неделимый звук МA делить на буквы М и А) и этим своих детей путать.

Дети, которые еще не умеют читать, - они еще не понимают абстрактной природы букв, они думают, что взрослые как-то очень непонятно говорят о звуках и подменяют одни звуки другими. Собственно, именно это взрослые и делают.

Так несчастно сложилось в европейском быту, что произошла подмена понятий. В бытовой речи буквы постоянно называются «звуки», а разницу между буквой и звуком учителя объясняют просто: «Звуки и буквы - это почти одно и то же, только буквы мы видим, а звуки произносим». В эту путаницу еще примешивается понятие «слог», которым европейцы называют сочетания букв вроде МА. На самом деле слоги являются не звуковыми, а ритмическими единицами речи, и включают в себя иногда

один звук (ʔИ, ʔУ, МЫ, МА-МА, МА-ЛИ-НА),

иногда два звука (СОКЪ, КОТЪ, СЪТО),

иногда три звука (КЪРЕМЪ, ХЪЛЕБЪ, МОСЪТЪ)

и даже более (СЪТЪРАХЪ, СЪПЪРИНЪТЪ).

Если ребенок в устной речи сглатывает или удлиняет огласовки (произносит КРОВА вместо КОРОВА, МЛАКО вместо МОЛОКО, ТЫРАКТР вместо ТРАКТОР, АДЬЯЛА вместо ОДЕЯЛО), то он не может понять, что такое слог. Дети, которые еще не умеют читать, способны без проблем выделить только те слоги, которые совпадают с реальными звуками, например в словах ЙЯ, ТЫ, МЯО, MA-ЛИ-НA, КУ-КУ-РУ-ЗA, МАЕАИА.

При этом слово МАСКА дети делят не на два слога МАС-КА, а на три части MA-СЪ-КA, и слово ТРАКТОР не на два слога ТРАК-ТОР, а на целых пять частей ТЫ-РA-КЪ-ТЪ-РЪ.

Все европейские справочники и учебники дают звукам речи определение как «мельчайшая неделимая единица речи». Заметьте: неделимая! Эти же справочники и учебники говорят о фонемах, как о «мельчайшей условной речевой единице». Заметьте: условная! Условная единица – значит реально не существующая в природе величина, абстракция, придуманная людьми для приблизительного сравнения и классификации звуков по схожим признакам. Именно эти признаки/фонемы обозначаются буквами латиницы и кириллицы. Каждая согласная или гласная буква обозначает при письме не целый речевой звук, а лишь его «половинку», которую вслух даже произнести невозможно, можно произнести лишь ее условное название. Буква/фонема эМ, буква/фонема Ка, буква/фонема Бэ.

В данной публикации мы никоим образом не пытаемся оспаривать принятые в Европе термины. Буква в нашей трактовке остается графической единицей письма, звук остается мельчайшей неделимой звуковой единицей, а фонема остается условной характеристикой звука. Мы лишь уточняем: любой звук речи всегда имеет не одну, а две характеристики, согласную и гласную слитно, неделимо.

Неделимые звуки ʔA, БA, ПA, MA, ДA, ТA, НA и подобные характеризуются схожей а-огласовкой (гласной фонемой А). Неделимость консонанты и огласовки особо наглядна на звуках ʔУ, БУ, ПУ, MУ, ДУ, ТУ, НУ и подобных: при произнесении у-огласованных звуков губы вытягиваются вперед - до или во время произнесения согласной части, но никак не после.

Неделимые звуки БЪ, ПЪ, MЪ, ДЪ, ТЪ, НЪ и подобные характеризуются схожей нулевой огласовкой (ноль при этом не означает отсутствие гласной характеристики звука, хотя европейцы «сговорились» не отмечать его при письме).

Неделимые звуки ʔA, ʔО, ʔУ, ʔЫ, ʔИ, ʔЭ характеризуются схожей консонантой – кашлеобразным горловым щелчком. Во многих европейских языках не акцептируется разница между этой взрывной характеристикой и ее гортанной парой – свободным фрикативным выдохом: ʕA, ʕО, ʕУ, ʕЫ, ʕИ, ʕЭ. Обе эти фонемы в Европе при письме не записываются, лишь немецкий словарь Duden обозначает эти фонемы вертикальным штрихом.

Вероятно, особые возражения наших оппонентов вызовет наша трактовка звуков БЬ, ПЬ, MЬ, ДЬ, ТЬ, НЬ и подобных мягких. В соответствии с высказаной логикой мы трактуем эти фонемы не как «отдельные мягкие» фонемы (b', p', m'), а как «нормальные» фонемы (b, p, m), но с мягкой нулевой огласовкой.

Особое внимание хотели бы мы уделить йотированным русским звукам Я, Ё, Ю, Е. Совершенно понятно, что согласной составляющей этих звуков является й-консонант. Во всех российских справочниках и учебниках звук Я приравнивается к ЙA. Мы считаем такое приравнивание неправильным. Произошло это приравнивание потому, что во всех справочниках России описана трактовка московской школы, отражающая особенности исключительно московского говора: завальное глубокое А заднего ряда и такое же глубокое ЙA. При этом правильное ЙЯ принадлежит к переднему ряду гласных, но не задних.
Сравните:
ЙЯЯЯЯАЯЯЯАЯЯ
.

Если в этом звукоряде человек не слышит разницу произнесения между ЙЯ и ЙА, значит он говорит типично московским говором.

Понять в этом случае разницу между круглым ЙА и плоским ЙЯ можно, научившись произносить Я без йотации (то есть без поднимания спинки языка в направлении нёба) - с кашлеобразным щелчком в гортани ʔЯ или со свободным выдохом ʕЯ .

Трактовка звука Я как двух фонем ЙА - это так же следствие немецкой транскрипции JA и английской YA, где для правильного транскрибирования () нет соответствующей буквы. Транскрипция латинскими буквами в этом случае получается слишком неточной. Хотя, конечно, любая буква отображает любой звук лишь приближенно. Вопрос лишь в том, НАСКОЛЬКО точен или неточен принятый между людьми сговор. ЙА - это СЛИШКОМ неточное транскрибирование Я.

Точно так же слишком неточна транскрипция МЯ как МьА - это скорее напоминает короткое МиА, чем МЯ. Транскрипция слова МЯЧИК как МЬАЧИК (m'acik), или ТАНЯ как ТАНЬА (tan'a) приводит к сильному искажению первоисточника. Россиянам не стоило бы уподобляться иностранцам, которые вместо русского МЕСЯЦ произносят ломаное МЬЭСЬАТС.

При этом даже иностранцы, опираясь на транскрипцию m'es'ats произносят русское МЕ как МьЕ, но не как МьЭ.

Таким образом неделимые звуки Я, Ё, Ю, Е мы рассматриваем не как а-о-у-э-, а как я-ё-ю-е-вокализированный й-консонант: ЙЯ, ЙЁ, ЙЮ, ЙЕ.

Многие филологи и школьные учителя, знакомясь с нашими рассуждениями, возражают: «Но мы же в России! Зачем все эти сравнения с чужими языками? У нас ведь особый язык, с особыми правилами!»

Да, граматические правила в каждом языке особые, и звуки разные. Но механика произнесения звуков во всех странах едина: поток воздуха проходит через речевой аппарат, и посредством артикуляторных движений образуются различные звуки. Для того, чтобы сравнивать и классифицировать эти разнообразные звуки, наука должна пользоваться едиными критериями как во Вьетнаме, так и в России. Независимо от того, что в России пишут гласно-согласными буквами, а во Вьетнаме слоговыми иероглифами.

Кроме того, в науке необходимо четко разделять правила, которые являются результатом человеческого сговора, и законы природы, которые от человеческого сговора не зависят. Устная человеческая речь – это прежде всего природное явление, подчиненное естественным законам. И если сговоренные в одной стране правила и теоретические понятия противоречат общим законам – значит этот сговор не верен, а правила и понятия ошибочны. Фонетика как наука не имеет права ограничиваться в своей теории рамками какого-то отдельно взятого языка. Не может существовать разной биологи (как науки) для вишен и для яблок, разной химии (как науки) для водорода и для меди, разной фонетики (как науки) для языка японского и для языка немецкого. Шаги к созданию единой международной классификации звуков и букв были уже в 1886 году предприняты Международной Фонетической Ассоциацией, и работа эта продолжается до сих пор. Мы надеемся, что наши уточнения помогут уважаемой Ассоциации.




Чтение по складамБуквы; ПрописьКнижки; Английский;   Статьи; ЛогопедияПамять; МузыкаРисованиеСчет; ВниманиеВоображение; Обучение дошкольников чтению; Подготовка детей к школе;